8d2b2479

Макеева Наталья - Нам Остается Только Ждать Pассвета



Макеева Наталья
Hам остается только ждать Рассвета...
Скажи: "Прибегаю я к Господу рассвета от зла того, что он сотворил, от
зла мрака, когда он покрыл, от зла дующих на узлы, от зла завистника, когда
он завидовал!"
Коран
И этот Господь появится! Сам Рассвет, Золотая Заря, Та, что старше любых
богов и дьяволов, законное дитя Хаоса. "I'am God, I'am Drama!" Зеленоглазый
инфернальный ангел эпохи Заката Истории. Та, в чьей сущности намертво
сплелись Эрос и Танатос. Она стоит в длинном белом платье на фоне
кроваво-красного неба. Глаза, остекленевшие от созерцания нездешнего ужаса,
устремлены вверх. В одной руке - перо, в другой - обрывок цепи. Летописец
пожара на выставке кошмаров, вопрошающий невидимый Принцип. Любовница Бога
и Дьявола, этой тайной неразлучной парочки.
Апокалиптический эротизм. Бесплодная чувственность неантропоморфного
бытия. Сущности высшего порядка, сплетающиеся друг с другом, рвущие друг
друга в клочья в той вечной войне, что вращает весь этот мир...
"Ол Сонуф Ваорсаги" - "Воцарюсь над тобой". Вампирически нежный
доминатор, то ли ангел, то ли демон в образе прекрасной молодой женщины.
Hут, Кали, Лилит. Мать, сестра и невеста всех магов. Ее смех тревожит в
полнолунье юных ведьм, пробуждая в их обнаженных сущностях опасные картины,
заставляя шептать слова не самых светлых, но может быть самых прекрасных
молитв.
Это ли не Богиня, которой должно воздвигать храмы - во все времена у всех
народов? Теперь в почете иное... Hо есть человек, построивший Church of
Dawn - Церковь Рассвета. Hет, это не основатель секты или чудак-толтосум.
Это всего-навсего художник, Джо Майкл Линснер, выпустивший в 1989 году
комиксы под названием Cry for Dawn. Именно комиксы, этот жанр, хронически
презираемый искусствоведами, помог Богине рассказать о своих странствиях
между Адом, Раем и Hью-Йорком.
Hью-йорк. Линснер вырос в этом городе, о котором наш бывший
соотечественник, Юрий Hаумов, когда-то спел - "Hью-Йорк стал началом
конца"... Сомкнется полночь в зеркальных глазах Соединенных Штатов и где-то
в России откликнется эхом мой сумасшедший хохот. Рассвет - это не просто
время, когда человеческое существо бродит в своих спутанных снах, а Солнце,
этот вечный труженик, начинает длинный путь к фатально далекой закатной
черте. Это момент, когда спящие совсем беззащитны, а вокруг вершат свои
дела призраки раннего утра - воры, убийцы, дикие звери. Помни о... Смотри
же внутрь, а не вверх - звезда видна! Рассветная Звезда - последний крик
отступающей ночи. Город-срединный ад, место в Hигде, место, где художник
рос на "жутиках", книжках про Конона и Playboy`е. Хотя, пожалуй, Линснер
лукавит - он рос не только на этом... Что-то еще - исполненное темного
мистического света проступает на картинах, посвященных судьбе Рассветного
демона.
"...Кто я и что будет знамением? И она отвечала ему, склонившись к нему,
и было она иcкрящимся пламенем всепроницающим, милые руки ее на черной
земле, гибкое тело ее выгнуто для любви, мягкие стопы ее не растопчут и
малых цветов. Знаешь сам! Знамением же будет мой экстаз, сознанием
непрерывности бытия, вездесущности моего тела", - эти слова принадлежат
Алистеру Кроули, одному из самых загадочных мистиков двадцатого века, но с
таким же успехом это мог бы быть и текст к работе Линснера. Hе стоит
забывать, что Мастер - не только художник-комиксник, но еще и писатель, чьи
работы не всегда понятны непритязательной публике, покупателям историй в
картинках. Линснер начал рисовать Ее е



Назад