8d2b2479

Мазова Наталия - Когда Не Пал Монсегюр



Наталия МАЗОВА
КОГДА НЕ ПАЛ МОНСЕГЮР...
1
Чья-то рука осторожно тронула меня за плечо.
- Эна Ирма!
Оборачиваюсь - передо мною белобрысый подросток-романдец,
судя по одежде, из ремесленников.
- Что ты хочешь мне сказать, мой юный друг?
- Эна Ирма, - голос его понижается до шепота, - не ночуйте
сегодня в доме Роз Кретель. Я сам слышал, как Верховный
Экзорцист отдавал приказ капитану своих арбалетчиков.
- Но...
- За Роз не бойтесь, ее и пальцем не тронут. Им нужны
только вы.
- Но... куда же я тогда пойду? Если облава, то все мои
обычные места им хорошо известны.
- Идите в Академический квартал, найдите белый дом с
черным каркасом - он там один такой, не спутаете, еще там дверь
навешена новая, некрашеная. Стукните в нее два раза по два и
спросите Герхарда Диаль-ри, алхимика. Там и переночуете.
- И что я ему скажу?
- Вам будет достаточно назвать свое имя, - он быстро
крестится, - это лучший пропуск в дома истинно верующих. Да
хранят вас Господь и святая Бланка.
- Значит, этот человек...
Но мальчишка исчезает так же неуловимо, как и появляется.
Я снова одна на вечерней улице Монлозаны.
Да... Любой уважающий себя пророк на моем месте сказал бы
со смирением на физиономии - мол, чему быть, того не миновать,
если Господь захочет, то защитит своего слугу, и далее по
тексту. Но я сейчас не в том положении, чтобы являть чудеса
истинной веры. Верховный Экзорцист - это страшно, а я всего-то
недоучившаяся ведьма, и вообще, не зная коду, не суйся к входу.
Подождем пару дней, посмотрим, чего он будет делать, глядишь, и
представится возможность учинить чудо. А пока имеет смысл
прибавить шагу, чтоб добраться до алхимика, покуда совсем не
стемнело.
Официально эта Суть зовется красиво и зловеще - Мир
Обожженной Земли. Но я привыкла называть ее Романдом, по имени
страны, в которой нахожусь. Суть тяготеет к Миру Чаши, десятой
Сути Города, а миры этого сектора я всегда любила за
своеобразный средневековый колорит. Может быть, им недостает
простоты решений и ясности выбора, присущей мирам группы
Мидгард - но они как раз по мне. Романдом болеешь, и исцелиться
непросто, да и не хочется.
В этом причудливом мире нет ислама - как-то не сложился, а
потому нет и крестовых походов. Некий аналог сарацин, правда,
имеется - на Языке Закона они именуются мутаамны, то есть
оборотни. Якобы до пришествия Спасителя племена эти умели
превращаться в разных зверей, но потом поголовно крестились в
святую веру и отринули бесовское умение. Скрытный народ и
красивый, и мне нравится, что романдцы с ними ладят. В самом
Романде их, правда, немного... и к сожалению, приблизительно
поровну на обеих сторонах. А может, и к счастью - хотя бы для
национальных гонений нет повода.
А на востоке имеется Кангранская держава, и это отдельная
песня. В глазах романдцев они те самые еретики, от которых Бога
тошнит. Не знаю, как Бога, а я и посейчас опомниться не могу от
того, что они сделали из старого доброго христианства...
Замечталась я что-то, а дом - вот он, чуть мимо не
проскочила. Беру молоток и осторожно ударяю - дважды два.
За дверью тишина. Как ни вслушиваюсь, не могу различить
шагов. И неожиданно тихий голос изнутри:
- Кто здесь?
- Впустите, - отвечаю я так же тихо. - Я Ирма диа Алиманд.
Лязг засова. На пороге встает высокий человек лет сорока,
с пепельными волосами, зачесанными назад. На лице его читается
непомерное удивление.
- Вот это новости! Сама Ирма диа Алиманд пожаловала в мой
скромный дом! Кстати, откуда он вам вед



Назад