8d2b2479

Мазова Наталия - Исповедь Зеленого Пламени



Наталия Мазова — Исповедь Зеленого Пламени
Проза Наталии Мазовой относится к редкой разновидности фантастики — эзотерической фэнтези. Странствия «моталицы» и магички по экзотическим мирам, ее приключения и битвы скрывают под собой глубинный смысловой слой. Этот слой насыщен символами и знаками.

Прежде всего, именно к ним стоило бы приглядеться читателю. Тогда ему удастся расслышать шепот стихий, прочитать вязь, оставленную кругами сильных на глади мироздания и зашифрованную Наталией Мазовой.
Дмитрий Володихин
Она идет из мира в мир, сражается с врагами, приходит на помощь незнакомым людям, теряет тех, кого любит... Она — существо огня, и этим сказано всё.
Новое произведение молодого санкт-петербургского автора рассчитано на любителей фэнтези.
ЧТО-ТО ВРОДЕ ПРОЛОГА...
1
...Она пришла в себя уже в коридоре. Все та же молоденькая медсестра с выражением профессиональной скуки на накрашенном лице похлопывала ее по щекам.
— Ну все уже, нечего, нечего, — приговаривала она, даже не пытаясь изобразить сочувствие. — А рожать как будешь? Еще больнее...
Она попыталась сесть. Получилось с трудом.
— Не ваше дело, — отчеканила она прямо в лицо медсестричке. — Если буду... У вас-то с этим никаких проблем нет — скольких вам можно, двоих или троих?
— Да как ты смеешь!.. Девчонка, соплячка...
Скрипнула дверь, из кабинета как-то бочком выбралась мать. Черты ее правильного лица словно присыпала пыль безнадежности.
— Одевайся, горе мое, — только и сказала она дочери, и та сразу поняла: шансов нет. Истаяла последняя надежда, и через год ее ждет неизбежная Операция.
Всю дорогу домой мать молчала. Она тоже молчала. Режущая боль между ногами была нестерпимой, но она уже привыкла к тому, что не заслуживает жалости.

Очень хотелось плакать, она сама не понимала, что заставляет ее сдерживаться.
Уже в лифте мать повернулась к ней и бросила звенящим от слез голосом:
— Только попробуй теперь не кончить школу с медалью! Не поступишь в институт — отец тебя кормить не станет, можешь мне поверить!
Отец...
Дома она, дождавшись, пока мать скроется на кухне, а сестренки рассядутся перед телевизором смотреть очередной сериал, тихонько извлекла из стола, из-под груды старых писем и заранее заготовленных открыток, старую фотографию.
У припорошенного снегом парапета древней Плескавской крепости стоял, полуобернувшись к ней, молодой человек с сильно вьющимися волосами цвета меда, с неуловимой смешинкой в прищуренных золотых глазах. Голубая спортивная куртка, на шее цветной платок — так одевались лет пятнадцать тому назад... Мать прятала от отца эту фотографию — и не без оснований.
Отец... Кто ты и где ты, Лазор Угнелис, МОЙ настоящий отец? Меньше месяца длился этот головокружительный роман ее матери — ровно столько, на сколько была путевка в Гинтару.

А через восемь месяцев, аккурат в день ее появления на свет, пришла телеграмма: «ABE МАРИЛЛИЯ ДЕВОЧКУ НАЗОВИ ЛИНДОЙ».
Откуда он знал, что это будет она, а не сын? Как угадал точный день — день святой Элеонор, хранительницы Гинтары?
В любом случае, папочка, кто бы ты ни был, хоть демон-хва из когурийской сказки — но отсутствие твоего генотипа в окружной поликлинике поломало твоей дочери всю жизнь. И так-то, как дочери неизвестного отца — не больше одного ребенка. А прибавить сюда телосложение — родилась-то на месяц раньше срока, вот всю жизнь и не хватало десяти процентов до минимальной нормы веса — да еще и болевой порог пониженный...
Никто и никогда не возьмет ее замуж. Кому нужна женщина, не способная дать жизн



Назад