8d2b2479

Мазин Александр - Князь



sf_history Александр Мазин Князь Сергей Духарев — воевода и наставник молодого князя Святослава, князя-воина, покорившего великую Хазарию и Булгарское царство, расширившего пределы Киевского княжества от Каспия до Черного моря. Равного ему полководца не рождалось со времен повелителя гуннов Атиллы…
«Князь» — третья книга древнерусского цикла Александра Мазина.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-04-24 OCR & Spellcheck Alonzo 8C541287-07F0-47FD-9F47-7F5AF565174B 1.1 v 1.0 — создание fb2 — Black Jack
v 1.1 — исправлены орфографические ошибки — Faiber
Мазин А. Князь АСТ /СПб: Астрель-СПб 2001 5-17-028914-6 Александр Мазин
Князь
Часть первая
РОЖДЕННЫЙ ПОБЕЖДАТЬ
Глава первая
Великий князь киевский Святослав Игоревич— Ничего нету, великий князь, — староста-улич, приземистый, рыжебородый, тяжелорукий, смотрел вниз, в растрескавшуюся серую землю. — Все как есть вымели.
— Кто вымел? Что ты болтаешь, мужик! — высокий юношеский голос сорвался, дав петуха. — Я, князь твой, приехал за данью! И ты дашь мне мое!
Серый в «яблоках» холеный красавец, боевой конь князя, почуяв настроение хозяина, пошел вперед, но был осажен железной рукой прирожденного всадника.
— Не дам, — глухо, по-прежнему не поднимая глаз, проговорил староста. — Нету ничего.
Неподалеку протяжно замычала корова.
— Бот врет! — подал голос один из дружинных. — Скотина есть, и зерно, если поискать, найдется. Дозволь, княже?
— То забирать нельзя, — пробубнил староста.
— He серди меня, мужик! — воскликнул князь. — На моей земле я решаю, что можно, что нельзя!
Загорелая, не по-юношески жилистая рука легла на рукоять длинной, слегка изогнутой сабли, еще полгода назад принадлежавшей печенежскому хану.
Староста в первый раз поднял голову, поглядел исподлобья.
— С одного бычка две шкуры не снимешь, великий князь, — сказал он. — И по Правде, и по обычаю. Можешь меня убить, но не будет тебе дани.
— Что ж… — пухлые губы князя тронула недобрая усмешка. — Сам напросился.
Серебристая молния вынырнула из ножен и…
… Сбитый с ног староста шлепнулся на землю, а сбивший его грудью гнедой конь, статью не уступающий княжескому, встал между князем и смердом.
— Не надо, княже! — Всадник гнедого, огромный, длинноусый, в высоком, сдвинутом на затылок шеломе спокойно встретил взгляд бешеных голубых глаз. — Не убивают свою корову, если чужой сдоил молоко. А вот вору десницу укоротить — это доброе дело! Так, княже?
Юный князь выдохнул. Сабля скользнула в ножны, словно змея в норку.
— Так, воевода, — нехотя вымолвил князь, смиряя гнев. И с еще большим усилием выдавил: — Благодарю, что удержал… То — по Правде…
Воевода киевский Серегей, которого когда-то звали Серегой Духаревым, видел, чего стоило юному князю обуздать свою ярость. Это чертовски трудное дело для юного воина — держать чувства в узде. Но именно это умение делает воина — князем.

Этому учили Святослава наставники: Свенельд, Асмунд и он, Сергей Духарев, человек, рожденный в другой эпохе, но давно уже ставший своим — в этой. Великий князь киевский Святослав Игоревич оказался отменным учеником и обещал превзойти учителей… если переменчивая судьба не оборвет жизнь князя-воителя раньше…
Сбитый с ног староста лежал в пыли, закрыв глаза, — ждал смерти.
— Чиж! — обратился воевода к отроку, который обвинил старосту во лжи. — Подними его!
Дружинник спрыгнул на землю, подскочил к старосте, занес ногу, намереваясь пнуть…
— Я сказал подними, а не ударь!
Рык воеводы мгновенно изменил намерения дружинника.
Чиж ухватил старосту за руку.
— Вставай, мужик! — сказал он почти



Назад