8d2b2479

Мазин Александр - Феликс Крес, Первый После Анджея Сапковского



А. Мазин
Феликс Крес, первый после Анджея Сапковского
" -- Горы большие, -- сказал Рбит. -- Но и мы, Охотница, не такие уж
маленькие. Еще встретимся.
-- Наверняка.
Кот вытянул лапу в Ночном Приветствии.
Они смотрели ему вслед, пока он догонял свой отряд. На мгновение он
остановился.
-- Армектанка! -- рыкнул он. -- Как тебя зовут?
Девушка рассмеялась.
-- А. И. Каренира."
Горы, созданные талантом польского писателя Феликса Креса действительно
велики. И суровы. Изменчивый край воинов, разбойников и таинственных
Посланников Шерни, способных вернуть девушке-воину Каренире глаза, выклеванные
разумным Стервятником. Вот только после этого Посланник почему-то перестает
быть Посланником. Мир Феликса Креса полон загадок. Великолепных загадок.
Некоторые из них позже открываются. Некоторые. Одному из первых русских
читателей Креса, человеку любящему и понимающему настоящую фантастику мир
Креса показался похожим на Зону из "Пикника на обочине". Некто или Нечто
коснулось этих гор, наполнило их необъяснимым. Но этот мир по-настоящему
красив. И люди и нелюди, которые его населяют -- тоже. По своему. Это жестокий
мир, беспощадный. Но эта жестокость -- не прихоть автора. Этого требует
реализм. Тот самый реализм фантастики, который присущ лучшим: Стругацким,
Сапковскому, Куку, Латыниной, Симонсу. И Кресу.
"Так мог бы писать Дюма, если бы заразился от Лавкрафта", написано о Кресе
в польском журнале "Феникс".
Точный и лаконичный язык (который нисколько не проигрывает в переводе,
сделанном Кириллом Плешковым) позволяет автору добиться потрясающей плотности
событий. А сюжет настолько здорово сделан, что предугадать его практически
невозможно. И это не искусственная закрученность, а абсолютно естественное
движение. Читается замечательно легко. А герои настолько хороши, настолько
рельефны и "человечны" (даже и не люди), что начинаешь их любить и понимать,
хотя их мораль и этика имеют мало общего с нашей.
Первый роман Креса, о котором главным образом и шла речь выше, составлен
из небольших законченных новелл, связанных общностью героев и сюжета, но
совершенно самостоятельных. Вероятно это связано с тем, что Крес начинал как
"рассказчик", а не как "романист". В подавляющем большинстве стран
писатель-фантаст почти всегда начинает с рассказов и небольших повестей,
потому что там, в отличие от России, достаточное количество читаемых журналов
фантастики. Рассказ же учит лаконизму, точности и остроте сюжета. Может из-за
этой "специфики" в русской фантастике так много авторов страдает многословием
и таким растеканием мысли по сюжетному древу, что само древо превращается в
какой-то ползучий кустарник. Однако вернемся к Кресу.
Хочу поздравить издательство "Азбука", издавшее поляка в "славянской"
серии. Но вместе с тем опасаюсь, что Крес может потеряться среди разномастных,
порой очень слабых романов бывшей "семеновской" серии. Кроме того жесткий,
реалистичный Крес очень существенно отличается от "семеновского" стиля в
фантастике, где насилие минимализировано, а секса и вовсе нет. А у Креса есть
все. Он, еще раз повторяю, реалистичен. И невероятно интересен. Для любителей
отечественной фантастики будет большой потерей, если этот польский писатель не
получит должной оценки. Это тем обиднее, что выйди Крес в АСТ вслед за
Сапковским (кстати, весьма высоко оценившим своего собрата по перу), его ждал
бы абсолютный успех. Это относится и к первому роману "Сердце гор" и ко
второму "Король просторов", который я рискнул бы сравни



Назад