8d2b2479

Мазин Александр - Дракон Конга 8



Александр Мазин — Мёртвое небо
(Дракон Конга-8)
Летопись третья
Spellcheck — Fixa
Гибнет в пламени торговое судно Северной Империи. Лишь двоим северянам, удается спастись: светлорожденному Данилу и кормчему Руджу. Чтобы выжить, им нужно пройти тысячи миль по земле, где узнанного чужеземца ждет мучительная смерть.

И неведомо северянам, что они стали частью заговора, цель которого — убийство Императора, серия переворотов и захват власти на трех континентах.
Мир «Спящего Дракона» и «Белого Клинка» тридцать лет спустя. Родились новые герои, но и старых еще рано отправлять в отставку. Пришло время, когда Миру потребуются все его герои.
Солдат, солдат, глотни вина
Во славу всех богов!
Да будет кровь твоя красна,
Красней, чем у врагов!
Глотни, солдат, и дай глотнуть
И мне, солдат, — за нас!
Сегодня топчем пыльный путь,
А завтра топчут нас!
Глотни, солдат, вкус у вина
Всегда, солдат, хорош.
А кровь тем крепче солона,
Чем больше ее льешь.
Чтоб ты, солдат, приятней пах,
Ты пей, солдат, и пой!
А девки в южных городах —
Толпой, солдат, толпой!
У нас, солдат, Судьба одна.
Молись, солдат, Судьбе!
Чтоб фляга ввек была полна
И руки — при тебе!
Придут другие времена,
А ты, солдат, — живой!
Глотни, солдат, глотни вина!
Домой, солдат, домой!
Вино, солдат, — жена и брат:
Глотни — и ты согрет.
А дом, солдат...
Придешь, солдат,
А дома-то и нет.
Солдат, солдат, глотни вина
Во славу всех богов!
Да будет кровь твоя красна,
Красней, чем у врагов!
Конгская песня
Пролог
«Баловень ветров» вспыхнул, когда Данил и Рудж спускались к пирсу. Вспыхнул внезапно, так, как не бывает: сразу от носа до кормы облился пламенем. Словно огненные паруса поднял. Рудж закричал. Крик его утонул в десятках воплей.

Те, кто были на пирсе и рядом, носильщики, мелкие торговцы, в панике устремились на берег. А Рудж, в каком-то затмении разума, кинулся к пылающему кораблю. Только рука Данила, бесцеремонно схватившая за ворот и удержавшая на месте, спасла младшего кормчего.

Бухнули в трюме бочки с горючим зельем, корпус «Баловня» разорвался, извергнув клубы пламени, и великолепный трехмачтовый хог [Хог — трехмачтовое двухпалубное судно, полувоенное-полуторговое] стал огнем и черным дымом, затмившим небо. Горящие обломки дождем осыпали пирс, воду и палубу хуридской шекки у соседнего причала.

Огонь радостно вцепился в новую добычу, а охваченная паникой толпа накатилась на северян и сшибла бы, если бы Данил вовремя не крикнул: «Бежим!» И они побежали наверх, к лестнице, к каменной ограде, к сторожевой башне, где заходился звоном тревожный колокол. Но и звон этот потонул в воплях обожженных, когда липкие брызги горящего огненного зелья накрыли замешкавшихся. Занялся деревянный настил пирса, но Рудж и Данил уже были в безопасности.
Воркарец [Воркар — столица Хуриды, государства на севере Черной Тверди, в котором происходит действие романа], бежавший впереди, резко затормозил, и Рудж едва не сшиб его с ног.
— Бросай якорь, моряк! — отдуваясь, проговорил хуридит. — Все, оторвались!
Рудж остановился. Верно, между ним и горящим пирсом — две сотни шагов голой земли.
— Во полыхает! — восхищенно произнес хуридит. — Вулкан!
Данил взбежал вверх по лестнице и вдруг обнаружил, что кормчего рядом нет. Светлорожденный оглянулся и увидел Руджа внизу, среди глазеющих на пожар. А колокол на башне стонал как безумный.
— Проклятье! — прошептал Данил по-хольдски.
Светлорожденный пардом слетел вниз, схватил стоящего столбом кормчего и, ничего не объясняя, потащил к вор



Назад