8d2b2479

Мазин Александр - Дракон Конга 2



Александр Мазин — Владение
(Летопись первая — «Спящий Дракон», книга вторая)
Книга вторая
ВЛАДЕНИЕ
Глава первая
Некогда на юге Красной Земли, в одном из племен Эдзама, что кочевало вдоль побережья Солнечного моря, родился мальчик.
Отец его, вождь племени, умелый во владении кривой эдзакской саблей и боевым топором, в науках искушен не был, но племенем в тридцать пять семей правил как надо. И боги благоволили вождю: ни разу за все время его власти над людьми и скотом великая сушь не выжигала племенных пастбиш.

Сын его и первенец ко времени, когда минуло ему полных двенадцать лет, стал искусен в стрельбе из лука, ловок и легок в движениях. Лицом он был приятен, телом худощав, с друзьями ласков, а врагов еше не приобрел.
Более всего любил отрок носиться на стремительном парде по холмистым пастбищам. И еще слушать истории Бина, чужака, беглого раба из Гурама. Рожденный далеко на севере, Бин прижился в племени за шесть лет до рождения мальчика.
Был умен сын вождя. И к языкам способен: выучился языку Северной Империи у старого Бина, чужака, и диалекту Бур-Чаданну выучился. У пленника, захваченного в стычке на южном берегу реки Норовистая, выучился языку Бур-Чаданну сын вождя.

Пленник, впрочем, скоро сбежал к своим.
В утро, о котором пойдет речь, ничто не предвещало беды. Напротив, стойбищный колдун, взглянув на расположение легких перистых облаков, сообщил: удачным будет день для людей и стад. Должно быть, он имел в виду погоду.
Подкрепившись куском сыра и лепешкой из грубой муки, вскочил сын вождя на крепконогого парда и умчался к северным холмам, туда, где граничили они с песчаными дюнами побережья.
Сын вождя и будущий вождь свободен от ухода за скотом. Поиск добрых пастбищ — вот достойное занятие мя того, кому водить племя после ухода отца.
Не более пяти миль проскакал отрок, когда пард вынес его на холм близ одной из маленьких бухточек, что языками врезаются в линию побережья. Выехал сын вождя на вершину — и тотчас повернул парда назад.

Увидел он, что на спокойной глубокой воде бухты стоит двухмачтовая шекка под бурыми спущенными парусами. Вид сошедших на берег не оставлял сомнений в их профессии. Остры глаза мальчика-эдзака.

Но глаза моряков, высадившихся на чужой земле для набега, не менее остры. Стрела свистнула над вершиной холма. Спущенные с поводков, застоявшиеся за время плавания боевые псы бросились в сторону отрока.

А за ними — шестеро пиратов на рыкающих пардах.
Ветром взлетел сын вождя на холм. Приложил к губам раковину. Хриплый рев разнесся над побережьем.

На десять миль слышен тревожный крик морской раковины при тихой погоде.
Посмотрел мальчик на свирепых псов, бухающих низким лаем: пускай! Никогда пиратским псам не догнать эдзакского парда!
И помчался на запад, туда, где синели вдали драконьи гребни Большого хребта. Завыли пираты, подгоняя псов. Короткими прыжками карабкался пард на склон холма.

Обернулся сын вождя к преследователям.
«Хой-хой-хой!» — закричал он, срывая кожаный шлем и размахивая им над черноволосой головой.
Не любят боги хвастунов. Оскользнулась нога парда на гладком камне, угодила в нору шипоглавой змеи. Метнулось серо-желтое тело... Закричал пард, когда впилась ядовитая стрела в его легкую ногу. Закричал, прыгнул высоко, стряхивая с себя гада...

И повалился набок. Быстро действует яд шипоглавой змеи.
Слетел сын вождя со спины парда, упал на землю спиной, покатился вниз по травянистому склону — навстречу преследователям. Быстрее помчались псы. Только и успел отрок, что вскочить на ноги, вы



Назад