508 Resource Limit Is Reached

Resource Limit Is Reached

The website is temporarily unable to service your request as it exceeded resource limit. Please try again later.

Мазин Александр - Дракон Конга 1



Александр Мазин — Фаранг
(Летопись первая — «Спящий дракон», книга первая)
Дракон Конга
Летопись первая
Солдат, солдат, глотни вина
Во славу всех богов!
Да будет кровь твоя красна,
Красней, чем у врагов!
Глотни, солдат, и дай глотнуть
И мне, солдат, — за нас!
Сегодня топчут пыльный путь,
А завтра топчут нас!
Глотни, солдат, вкус у вина,
Всегда, солдат, хорош.
А кровь тем больше солона,
Чем больше ее льешь.
Чтоб ты, солдат, приятней пах,
Ты пей, солдат, и пой!
А девки в южных городах —
Толпой, солдат, толпой!
У нас, солдат, Судьба одна.
Молись, солдат, Судьбе!
Чтоб фляга ввек была полна,
Чтоб руки — при тебе!
Придут другие времена,
А ты солдат — живой!
Глотни, солдат, глотни вина!
Домой, солдат, домой!
Вино, солдат, — жена и брат:
Глотни — и ты согрет.
А дом, солдат…
Придешь, солдат,
А дома-то и нет.
Солдат, солдат, глотни вина
Во славу всех богов!
Да будет кровь твоя красна,
Красней, чем у врагов!
Конгская песня
Автор выражает огромную признательность Сергею Сергеевичу Троицкому, создателю «Мира Асты», за неоценимую помощь в подготовке первого издания «Потрясателя Тверди». Очень возможно, что без этого внимательного, доброго и знающего человека автор так никогда и не стал бы писателем.
ПРОЛОГ
Стылая вода с шипением сбегала вдоль черных бортов дракена. Северное солнце, едва привставшее над алмазными пиками Ледяных гор, било прямо в глаза кормчему Мёльни, отчего глаза эти совсем спрятались в морщинах выдубленного морской солью лица.

Мёльни был вагар из народа вагаров Севера. Выпрямившись во весь рост, он макушкой не достал бы и до середины груди обычного человека. Но храбрость вагаров не уступала высотой Ледяным горам.
По правому борту дракена сияли белизной Ледяные горы, слева ветер морщил седую шкуру Имирова моря. Дракен «Ловец» возвращался в Гард.
В этот сезон удача глядела мимо желтого паруса «Ловца». Два крохотных бивня, из которых даже сносного кинжала не выточишь, да еще один, чуть побольше, застрявший в днище — из-за него Мёльни приходилось все время закладывать кормило вправо.

Три месяца в море — и почти ничего. А все потому, что старший Улефсон надумал жениться и остался на берегу. А брат его всем хорош, но нет у парня магического дара чуять хармшарка за дюжину полетов стрелы.
— Коль, — позвал Мёльни своего помощника, — забрось приманку.
Помощник кормчего, на три четверти — вагар, на четверть — рус, а потому на голову выше Мёльни, сидел на скамье у правого борта и алмазной пастой счищал наплывы с маленького, не длиннее ладони, хармшаркова бивня. Чтобы выточить из бивня кинжал потребуется полгода упорного труда.

Только алмазу уступает твердостью бивень хармшарка. Зато никакой узорный клинок, даже работы самих вагаров, не сравнится с белым клинком из бивня северной акулы.
Коль бережно завернул поделку в кожу (из почтения, а не из предосторожности — бивень не боялся ни солнца, ни соленой воды) и поднялся.
Выбрав из утреннего улова рыбу покрупнее, он вспорол ее ударом ножа, вложил в сетку и, раскрутив, метнул за корму через голову кормчего.
Брызги рыбьей крови упали на щеку Мёльни.
— Чтоб тебя крабы сожрали, Коль! — выругался кормчий.
Его помощник захохотал. Мёльни, не выдержав, тоже усмехнулся. Эти двое подходили друг другу как левая и правая рука. А команда «Ловца», одиннадцать вагаров, собранных Мёльни едва ли не со всего побережья Имирова моря — как один большой кулак.

Иначе в их промысле не бывает.
— Олафсон, на мачту! — скомандовал Коль.
Иной раз хармшарк, чуя кровь, всплывает



Назад


508 Resource Limit Is Reached

Resource Limit Is Reached

The website is temporarily unable to service your request as it exceeded resource limit. Please try again later.