8d2b2479

Мазин Александр - Черный Охотник (Дракон Конга - 2)



Александр Мазин
ДРАКОН КОНГА
Летопись вторая
ЧЕРНЫЙ ОХОТНИК
Солдат, солдат, глотни вина
Во славу всех богов!
Да будет кровь твоя красна,
Красней, чем у врагов!
Глотни, солдат, и дай глотнуть
И мне, солдат, - за нас!
Сегодня топчут пыльный путь,
А завтра топчут нас!
Глотни, солдат, вкус у вина,
Всегда, солдат, хорош.
А кровь тем больше солона,
Чем больше ее льешь.
Чтоб ты, солдат, приятней пах,
Ты пей, солдат, и пой!
А девки в южных городах --
Толпой, солдат, толпой!
У нас, солдат, Судьба одна.
Молись, солдат, Судьбе!
Чтоб фляга ввек была полна,
Чтоб руки - при тебе!
Придут другие времена,
А ты солдат - живой!
Глотни, солдат, глотни вина!
Домой, солдат, домой!
Вино, солдат, - жена и брат:
Глотни - и ты согрет.
А дом, солдат...
Придешь, солдат,
А дома-то и нет.
Солдат, солдат, глотни вина
Во славу всех богов!
Да будет кровь твоя красна,
Красней, чем у врагов!
Конгская песня
Автор выражает огромную признательность Сергею Сергеевичу
Троицкому, создателю "Мира Асты", за неоценимую помощь в
подготовке книг трилогии. Очень возможно, что без этого
внимательного, доброго и знающего человека автор так никогда
и не стал бы писателем.
Автор благодарит инструктора Русской школы единоборств "ДоМо-
Контакт" Алексея Федоренко за консультации по технике владения
холодным оружием и помощь в подготовке боевых сцен.
Книга червертая
ЧЕРНЫЙ ОХОТНИК
"Три силы сошлись,
чтобы привести его
в мир.
И время трех
человеческих жизней
потребовалось им для
рождения его.
Но жизнь человека --
всего лишь жизнь человека:
взять ее так легко..."
ЛЕГЕНДА
Рассвет, серый и влажный, тяжело пробивался сквозь бледно-
розовые жгуты лиан над Окраинной Топью. Несмех, не вставая,
потянулся рукой, зачерпнул теплую, пахнущую тиной воду,
сполоснул потное лицо. Плавучий островок под ним качнулся,
скверно запахло газом. Несмех сел. Движение его испугало крупную
лягву на соседнем островке. Сильно толкнувшись ногами, лягва
плюхнулась в воду. Несмех вынул меч. За ночь лезвие тронула
ржавчина, и Несмех провел по клинку пучком мха. В животе было
пусто. Он с сожалением вспомнил о только что сбежавшей лягве.
"Нужно трогаться", -- решил Несмех и встал на колено.
Островок заплясал на гладкой воде.
Кожа разбухла от сырости.
"Ничего, -- подумал Несмех. -- Попадется прогалина --
погреюсь на солнышке!"
Он взял шест, легкий тростниковый ствол, и погнал островок в
сторону восхода. Голод куснул желудок, напоминая о себе.
Севернее, там, где Окраинная Топь переходила в липкую грязь
между корнями деревьев, Несмеху не пришлось бы страдать от
голода. Но здесь безопасней. Жаль, что у него нет лука! Жаль,
что здешняя древесина не годится даже для дротика!
Островок медленно скользил между мшистыми корявыми стволами,
голыми и изломанными, как паучьи ноги. Наверху они прочно
вцеплялись один в другой, срастались, свешивали вниз белые
липкие корни. Гиблое место. Но, волей богов, здесь нет ни хищных
южных растений, ни смертельно опасных тварей Гибельного Леса.
Никого, крупней огненных слизней, а от них не так уж сложно
держаться подальше. Еще день-два -- и он доберется до истоков
Зеленой Реки. А там Город-на-Берегу. Черные Охотники Вечного
Лона.
"Должно быть, я первый из ссыльных, который сумел удрать!" --
с удовольствием подумал Несмех. -- Солдаты боятся Леса, как
прачка -- кугурра. И у них есть все основания страха. Несмех сам
боится. Одиночке не дожить до утра в Гибельном Лесу. Иное дело -
- Окраинная Топь.
Несмех оттолкнул



Назад