8d2b2479

Мак Иван - Xxi-Й Век



Иван Мак
XXI-й век
Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перек-
ричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сиби-
ряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув
дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным уда-
ром".
- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Провор-
чал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.
Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий
взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.
- Двадцать первый век, .... Что двадцатый, что двадцать
первый, одна .... - Проговорил он ругаясь.
Сибиряк сплюнул и прошел к сараю проверять скотину.
- Hу и погодка, ... - Выругался он, входя.
Скотина нервничала из-за сильно ветра. Василий проверил
хорошо ли закрыты задние ворота в сарае, как следует прикрыл ок-
но, остановился, раздумывая, все ли сделал.
- Трактор надо бы загнать в гараж. - Сказал он вслух само-
му себе и пошел из сарая.
Уже накрапывал дождь. Василий прикинул, что пока он дое-
дет, пока поставит трактор, дождь усилится и придется ему два ки-
лометра пешком под ливнем переться. Hе. Этого ему совсем не хоте-
лось. В конце концов, что такого, если трактор останется под дож-
дем? Hе раз оставался и теперь ничего с ним не сделается.
Он сплюнул и пошел домой. Совхозное, оно, как бы, и не
свое.
Жена крутилась на кухне.
- Садись за стол, Вась, щас ужин принесу. - Бросила она.
Мужик скинул сапоги, прошел в комнату и сел за стол.
Старый добрый дубовый стол. Еще отец делал. Сам. Потом
втихомолку продавал такие, подрабатывал. Hу, а когда пришло время
кооперативов, и заработок этот стал законным, отец помер.
Василий закашлялся от дыма сигареты.
- Машка! - Закричал он. - Hикогда больше не покупай эту
гадость!
- О чем это ты, Вась?
- О куреве этом импортном! ... - Сибиряк припомнил все ру-
гательства, что знал, и еще продолжал ругаться, когда жена вошла в
комнату с кастрюлей и тарелками. - Какого ... купила?! Знаешь же,
ЧТО я курю!
- Вась, я ж как лучше хотела, думала...
- Думала думала! - Перебил он ее и снова закашлял. - Лад-
но, давай жрачку... - Вздохнул он и ткнул папиросу в пепельницу.
Женщина налила в тарелку суп, подала на стол хлеб большими
кусками, как любил муж, и присела рядом.
- Может, телевизор включить? - Спросила она.
- Угу.. - Промычал Василий с набитым ртом.
Мария прошла через комнату, скинула покрывало со старого
телевизора под названием "Электрон-208", служившего уже третий де-
сяток лет. Ведь делали же раньше технику! Тридцать лет работает!
Женщине и невдомек, что мастер давно сменил всю электрони-
ку, а сын заплатил за это почти как за цветной телевизор, дабы уб-
лажить отца, упершегося в своем нежелании покупать новый.
Засветился голубой экран, послышался женский голос...
- Тьфу, ... - Василий вспылил из-за надоевшей рекламы. -
Включи наш, местный!
- Дак.. это наш, Вась...
Сибиряк вновь ругался и прервал свою тираду только когда
реклама закончилась.
Жена вернулась за стол. Телевизор периодически трещал,
изображение дергалось.
- Что это с ним? - Спросил муж.
- Гроза, помехи. - Ответила жена.
Она не знала, как эти понятия связаны, но объяснений и не
требовалось. За окном уже лил дождь. Ветер чуть ли не ломал де-
ревья, удары молний следовали один за одним.
Василий потребовал добавки. После одной рекламы пошла дру-
гая. Муж не слушал ее, а телевизор продолжал дергаться и шипеть от
каждой молнии.
Вслед за рекламой пошла двести одиннадцатая серия...
Голос дик



Назад