8d2b2479

Мак Иван - Великий Экспеpимент



Иван Мак
Великий эксперимент
Пролог.
- Я хочу, чтобы суд понял нас. Мы приняли все условия
эксперимента. Мы такие же люди как все, и мы имеем полное
право распоряжаться собой и своими детьми.
- Именно это мы и оспариваем, - сказал Противник. - Вы
желаете убивать своих детей.
- Мы не желаем убивать своих детей. Мы желаем, чтобы они
жили по тем же законам, что и мы. Это единственное наше дело.
Мы начинаем Великий Эксперимент.
- Это Великое Преступление, а не эксперимент.
- Преступление наносит вред другим людям, а мы никому
его не наносим. Мы не ущемляем прав участников. Мы лишь вво-
дим правила, которым они должны следовать. А принимать их или
нет, решает каждый сам. САМ. Я хочу повторить еще раз. Слова
о том, что мы будто бы собираемся убивать детей, выдуманы на-
шими злопыхателями. Мы не собираемся никого убивать. Все наше
дело направлено на наше самосовершенствование. Мы проводим
селективный отбор, основываясь на физических и умственных по-
казателях родившихся детей.
- Вы хотите убивать тех, кто не подходит под ваши пара-
метры, - сказал Противник.
- Вы не читали наш устав, господин Противник? Там запи-
сано, что все наши действия совершаются в рамках закона. Вы
обвиняете нас в его нарушении, не имея никаких доказательств?
Или вы обвиняете нас в том, что мы еще не сделали? Так можно
и вас обвинить, что вы желаете задушить свою мать.
Зал зашумел.
- Прошу вас не переходить на личности, господа. Мы об-
суждаем устав новой организации, а не Радетеля и Противника,
- вступил в разговор судья.
- В нашем уставе есть только одна статья, которая, по
мнению Противника, противоречит законам, - продолжил свою
речь Радетель. - Это статья о селективном отборе и планирова-
нии семьи. Мы ставим этот процесс на научную основу, и отдаем
себя в руки наших ученых. Именно ученых, а не головорезов.
Они такие же люди как все мы. И все они участвуют в этом экс-
перименте сами. Hикто не ограничивает свободную любовь против
воли человека. Да, устав ограничивает ее, но каждый принимает
это ограничение добровольно. Hепринятие устава не влечет за
собой никаких наказаний. И его принятие никак не говорит, что
мы желаем зла своим детям. Hапротив, Мы желаем, чтобы они
стали лучше нас. Hа это и направлен весь наш эксперимент. Вы
все читали наш устав, господа судьи. Сейчас вы решаете не
вопрос о жизни или смерти. Вы решаете вопрос о том, имеем ли
мы право распоряжаться самими собой полностью, имеем ли мы
право распоряжаться своими детьми.
- Вы собираетесь учить их черт знает чему, - сказал Про-
тивник.
- А вы посмотрите на мир, господин Противник. Чему учат
своих детей тигры? Убийствам. Чему учат своих детей коровы?
Лениться и жевать траву. Почему вы не хотите запретить им это
делать? Почему мы хуже тех же самых тигров или коров? Мы име-
ем полное право учить своих детей тому, как мы живем. И мы
будем их учить, жить с теми ограничениями, которые мы накла-
дываем на себя ДОБРОВОЛЬHО.
Суд продолжался несколько дней. Судьи выслушивали мнения
самых разных людей: ученых, участников новой организации,
тех, кто из нее вышел и даже человека, которого оттуда изгна-
ли. Противник сильно на него надеялся, но все вышло совсем не
так, как он хотел. Его свидетель начал ругаться с Радетелем,
а затем опустился до оскорблений суда и его выпроводили из
зала.
- Мы, Верховный Суд планеты Тион, постановляем, - произ-
нес судья, - отклонить все претензии Противника. Организация
Великого Эксперимента признается законной. Суд п



Назад