8d2b2479

Майданный Семён - Смотрящий 1



СЕМЕН МАЙДАННЫЙ
БЛАТНОЙ РОМАНС
СМОТРЯЩИЙ – 1
Аннотация
После побега из зоны Сергей Шрамов по прозвищу Шрам был направлен воровским сходняком в город Вириши, чтобы разобраться с тамошними бандитами. Однако у Шрамова другие цели: он ищет списки людей, причастных к расхищению картин из Эрмитажа, – ведь с помощью этих списков можно воздействовать на очень влиятельных чиновников Петербурга...
Генеральный консультант сериала – Таймырская
организованная преступная группировка.
Все запутки и действующие фраера, пацаны и отцы в этой телеге
придуманы от фонаря. Всякое совпадалово – конкретная лажа.
Глава 1
А я рожден под знаком Рыб в начале марта.
Когда весна башку могла бы задурить.
Но мне не выпало, друзья, такого фарта –
На дискотеке клевых девочек кадрить.
На самом, деле все происходило не так.
На веслах распоряжался Сидор. Он греб с упорством, достойным затюканного начальством вырвавшегося в отпуск инженера. На голове Сидора плющилась глупая панама.

На носу Сидора прели старомодные очки. На плечах Сидора пропитывалась потом выцветшая штормовка. И даже золотая фикса в щедро улыбающейся пасти Сидора сверкала не тревожно, а как лампочка за стеклом родного окна.
Карпович развалился на носу лодки, вальяжно жмурясь, будто барин, и отмахивался от льнущего гнуса подвявшей ивовой веткой. На дородном рыхлом подбородке Аристарха Карповича колосилась и играла на солнце радугой рыжая щетина. И казалось, что Аристарха Карповича абсолютно не колышет, успеют ли путешественники дотемна добраться до обещанного ним «пологого бережка с хибаркой».
Солнце болталось низко над лесом за спиной стерегущего руль Сергея. Руки и ноги Сереги сладко гудели, он только минуту назад уступил весла Сидору. А еще минет пятнадцать минут, и солнце булькнет, если не промажет, в реку.

Или зароется в лесную чащу.
– Господи, как жратьто хочется! – сплюнул перемешанную с потом слюну за борт Сидор.
– Вот ведь как, Сидор, я тебе про благородное искусство толкую, а ты меня перебиваешь гнусным требованием «жрать!», – докучливо поморщился Аристарх Карпович. – Впрочем, я не обидчив и посему продолжу. Итак, Андрон Петрович Горбунков, тот, который закадычный приятель Василия Парамоновича и шурин Эдуарда Ивановича, оказался самым печальным образом причастен к великой государственной тайне.

А всему виной щепетильность старого дурака. А самое грустное то, что все записи Андрона Петровича попали в руки нечистоплотных господ. И господа эти доныне лихо шантажируют некогда бывших и по сей день оставшихся ответственными товарищей.
– А пожрать всетаки не помешает, – как заведенный продолжал месить веслами зеленую воду Сидор.
Хотя он сидел лицом к Сергею, глазами с Серегой не пересекался. То насторожено шерстил вниманием темнеющий по обоим берегам косматый лес, ожидая, когда ж наконец покажется заветный приют. То щурился на солнце, дескать, долго ли еще этот бублик будет действовать на нервы?
– И тут должны появиться мы. Так сказать, археологи от имени справедливости, – как бы не замечая зудения Сидора, продолжал млеть в последних лучах солнышка Аристарх Карпович. – И объявить нечистоплотным господам, отдайте, дескать, нам похорошему все бумаги: кто, когда, по чьей команде наших Врубелей с ихними Рубенсами за границу переправлял? Потому как указывать ответственным товарищам пришло наше время.
А деревья по берегам бодались ветками и кронами. А вода мурлыкала, целуя весла. И такая вокруг, несмотря на сосущий желудок голод и осаждающий кожу гнус, струилась, курилась и марилась ле



Назад